На озёрах Кенозерского национального парка завершился зимний сезон рыбалки

Синоптики Архангельского гидрометцентра дают прогноз на это воскресенье
Архангельский Эколого-биологический лицей имени академика Лавёрова вошел в сеть Ассоциированных школ ЮНЕСКО
Накануне Международного дня семьи наградили лучшие многодетные семьи
Глава региона Александр Цыбульский побывал на этой неделе на крупнейшем в области агрокомбинате
Коротко о некоторых событиях, что произошли в городах и районах нашей области
Жильцы дома номер 4 по Лахтинскому шоссе борются за чистый воздух в квартирах
На площади Ленина в Архангельске появилась «Зелёная остановка»
Президент России Владимир Путин предложил представить к награде учителей гимназии номер 175 Казани, где на этой неделе произошла трагедия
На этой неделе состоялась очередная сессия депутатов Архангельской городской Думы
На этой неделе решилась судьба бывшего магазина «Детский мир» на Троицком проспекте в Архангельске

Местные жители и рыбаки-любители уже вовсю готовятся к летнему. А учёные приступили к исследованиям рыбных запасов заповедной территории. Рыбохозяйственный ихтиологический мониторинг проводится на Кенозерье и Лекшмозерье все четыре сезона. В конце года будет сделан обобщающий анализ. От этого зависят квоты на вылов озёрной рыбы.

— Как улов?

— Более менее.

— На уху, жарку?

— Да нет, — на исследования.

Щуку, налима и леща Геннадий Дворянкин поймал в озере Кено. В этом богатейшем биоразнообразном водоёме плещется порядком три десятка видов рыб. И, по словам специалиста, более половины — промысловой. Чтобы ловля рыбы была разумной, специалисты в течение года проводят «рыбохозяйственный ихтиологический мониторинг». Щука — один из основных промысловых видов на Кенозере.

—  Общая длина её 57,2 см, промысловая длина 50 см.

Промысловая — значит без хвоста. В начале исследований используют подручный инструментарий — линейку, весы, нож и чешуйные книжки, куда складывают маленькие пластины для дальнейшего лабораторного анализа. По чешуе установят возраст рыбы.

— Потом по чешуе под микроскопом, как на пне от срубленного дерева, можно по годовым кольцам определить возраст.

Вес, пойманной щуки, невелик — полтора килограмма. Но Геннадию Дворянкину известны факты, когда вес хищницы достигал 50-60 кг, в длину она была до 2 метров. А по легендам — и того больше — с рыбацкую лодку и со мхом на голове. Такую видели старожилы в озере Кено. Живёт щука в хорошем водоёме до полувека.

— Однажды щука голодная утащила телёнка, который зашёл слишком далеко попить воды.

Таких легенд ихтиолог слышал немало. Сам подобных щук-гигантов пока не встречал. А вот леща размером около 80 сантиметров, весом более 6 килограммов и 20 лет от роду исследовал. И это был, по словам учёного, самый большой экземпляр леща пойманного на территории Архангельской области.

— В ходе анализа многолетних контрольных обловов мы узнаем изменился ли средний возраст, средняя длина вылавливаемой рыбы. И, если он остаётся прежним, можно говорить о том, что промысел на популяцию не оказывает негативного влияния. На основании этого определять разумную долю, которую можно изымать из водоёмов, т. е. определять квоту.

Изучением водных источников Кенозерского национального парка Геннадий Дворянкин занимается с начала 2000. Запас рыбы в озёрах заповедного края он считает достаточно стабильным. Но чтобы не оскудели голубые нивы, ситуацию с промыслом нужно держать под контролем.

Геннадий Дворянкин, ведущий научный сотрудник исследовательского центра по изучению Арктики, кандидат биологических наук:

— Все ограничения связаны с расчётами запасов каждого вида рыб. Сига, например, немного в озере, поэтому его вылов наукой ограничен.

Или, вот, другой пример. Лекшмозеро всегда славилось изобилием ряпушки. Но однажды было принято решение — ограничить лов этой вкусной рыбы до 2-3 тонн, потом квоту увеличили до 6. А по результатом исследований оказалось, — можно ловить в год и 20 тонн.

Геннадий Дворянкин, ведущий научный сотрудник исследовательского центра по изучению Арктики, кандидат биологических наук:

— Может добывать 6 тонн — и пусть рыба радуется. Но дело в том, что ряпушка живёт недолго — 4-5 лет, а после этого она просто погибает от старости, то есть вся та рыба, которая не выловлена, она умирает и оседает на дно и усиливает старение водоёма.

О состоянии запасов двух крупнейших озёр региона можно будет в конце года по результатам всех исследований. А биологический анализ каждый раз завершается одинаково приятно.

Светлана Синицына:

— И вот самый приятный этап исследования — органолептический анализ, проверяем вкусовые качества рыбы. С помощью наших органов чувств. Возможно этот метод и субъективный, но только не тогда, когда пробу снимает профессионал — Геннадий Дворянкин.

Ихтиолог подчеркнул, рыба в Кенозерье, по-прежнему, такая же вкусная, как и та, которую ели наши давние предки. А всё потому  — что вода в озёрах заповедного края сохраняется чистой.

Новости