Сегодня — 140 лет со дня рождения русского писателя-прозаика Александра Грина

Известно, что в юности Саша Гриневский — это его настоящая фамилия — пытался стать моряком. Не вышло. И был он лесорубом, шахтером, служил в пехотном батальоне. А после — череда арестов из-за речей противоправительственного содержания. Одна из ссылок — в архангельскую Пинегу.

«Солнечный шар плавился над синей рекой, играя с пространством легкими, дрожащими блестками, рассыпанными везде… густой запах зелени волновал сердце…» — так писал Александр Грин в книге «Сто верст по реке», прожив речной путь от Пинеги до Кегострова. На острове Кего Александр Гриневский с супругой поселился в доме владельца рыбокоптильни. Писатель снял три меблированные комнаты на втором этаже. Где эта улица, где этот дом? Может быть, этот — чуть покосившийся за свои два века, с маленькими окошками и преданно хранящий дух старинного кегостровского рода.


Вадим Медведков, житель Кегострова, президент Ассоциации поморов Архангельской области:


— Даже, скорее всего, может быть, не этот дом, но это место в радиусе 500 метров, в этом месте Грин жил, потому как по рассказам ветеранов, они говорят, что это было здесь. Т.е. очень может быть, потому что Грин приехал на Кегостров в 1911 году. Так что, возможно, мы стоим именно у того дома, где жил знаменитый писатель.


А кто же сегодня живет в старинном доме, который стоит за счет русской печи на своем третьем столетии? Как всегда летом, у хозяйки Ольги Николаевны Шуховой, в девичестве Телятьевой, в доме гостят внучки.

Ольга Шухова (Телятьева), хозяйка дома:


— Он принадлежал дедушке и бабушке. С 1880 годов, да, по крайней мере, так в книге домовой написано.

— Рассказывали ли они вам, что здесь жил какой-нибудь ссыльный, что-то было подобное, нет?

— Здесь много народу жило — и переселенцы, и коренные жители.


Так что, может быть, и глядел Грин через это окошко. Его жизнь на Кегострове легла в основу автобиографического рассказа «Ксения Турпанова».


«,,, Трехверстная ширина реки убегала в редком тумане к смутным контурам городских зданий, церквей и зимующих у набережной морских пароходов. Издали с острова все это казалось зубчатой тоненькой лентой…»


Инга Рудакова:


— И наверняка Александр Грин бывал на знаменитом кегостровском пляже — место, где хоть раз купался и загорал, наверное, каждый архангелогородец, называется семгин язык. А вот здесь на реке стоит рыбацкая тоня, которую местные жители называют царской. А еще говорят — семга бывает мезенская, онежская, пинежская, но самая лучшая — кегостровская.


По преданию, именно кегостровской семгой угощали здесь очень высокого гостя — Петра Первого. Молодой царь посещал остров в самом горячем возрасте — ему было чуть за 20, поэтому местные легенды вполне допускают продолжение царского рода среди островных аборигенов.


- Как зовут собачку? — Собачку зовут Грэй. — В честь? — В честь капитана Грэя.


Иван Рябов по росту — ну, чистый Петр, шутят кегостровцы. А проживает возможный потомок на улице Грина.


Иван Рябов:


— Сколько лет вы живете на улице Грина? — 60 лет, с самого рождения, с 1959 года.

— Она моя любимая улица, родная, как в песне, но когда сухо — хорошо, а когда идут дожди — невозможно проехать.


Улица имени знаменитого писателя совсем не так романтична как места, которые Грин гениально описывал в своих произведениях. Появилась она в новой деревне. Впрочем, со времен первого Гриновского фестиваля, который прошел 7 лет назад, ничего здесь не изменилось.


— Вадим, а почему улица Грина, такая окраинная улица — самая неприглядная?

— Сначала называли коммунистическими названиями: комсомольская, Пионерская улица, а потом вспомнили, что Грин-то был. Ну и вот, назвали ее по остаточному принципу.
- А вам нравится эта улица? — Ну, как, нет, конечно, она должна быть самая красивая, в этой деревне и в нашем Кегострове.


В 1912 году Грин перебрался с Кегострова в Архангельск. Где любил гулять по аллее Гагаринского сада, в районе современного драмтеатра. А в беседке садился на скамейку и любовался Двиной. Отсюда был виден Кегостров, шхуны и парусники в алых закатах.


— Он прощался с Северной Двиной, смотрел и увидел алые паруса.

Гриновский фестиваль в этом году — в головах, мечтах и в интернет-формате. Лучшим авторам — по гриновсокму кораблику. И возможность бесплатно издать два десятка экземпляров произведения-победителя.


Игорь Гуревич, архангельский поэт, прозаик, координатор фестиваля « Гринфест»:


— Несмотря на пандемию, он не пандемичный, а динамичный в этом году получился. Интерес — по всей стране. Не то что вот, архангелородцы только готовы присылать, со всей страны. Когда нам стали присылать из Сибири, с Калининграда, я, наверное, как Грин радовался, когда он увидел алые паруса.


15 мая 1912 года Алекасндр Грин покинул Архангельск. После северной ссылки появились рассказы Ксения Турпанова, «Жизнь Гнора» и «Капитан Дюк». Образы чуда и полета духа возникли чуть позже. Впрочем, хочется верить, что именно парусники на Северной Двине стали предвестниками знаменитых гриновских алых парусов.


Новости