Сайт работает в тестовом режиме. Доступна старая версия.

На постановку «Новый Жюль Верн» решились артисты Драмтеатра и Поморской филармонии

Они читали стихи Нобелевского лауреата Иосифа Бродского под русский рок и гармонь. Некоторых зрителей это даже шокировало.

Слушать и смотреть — этот спектакль обостряет все чувства. Сцена Кирхи — как большой корабль, на котором отправились в плавание режиссеры драмтеатра, музыканты камерного ансамбля Поморской филармонии и вокалисты «Антари Поморья». В основе спектакля — стихотворение Иосифа Бродского «Новый Жуль Верн». Артисты предлагают зрителям «заглянуть за безупречную линию горизонта» и, как Илья Лагутенко, помельче рубить морскую капусту. Соединить стихи Нобелевского лауреата, звуки гармони, русский рок и бессмертную классику Брамса, Дунаевского и Вивальди решили в архангельском театре Драмы. Авторы уже работали в одной связке с артистами поморской Филармонии на спектакле к 100-летию Октябрьской революции. Тогда цитировали поэму Блока «12». Сейчас — новый эксперимент.


Алексей Ермилышев, режиссёр:


— С академического взгляда, наверное, это полный винегрет. Но мы, еще раз повторяем, что это эксперимент. Который нам интересен и надеемся, что понравится.


Анастас Кичик, режиссёр:


— А цель, она же всегда одна. Пробуждать в человеке человека, будить разумное, доброе, вечное. Это не шутка.


Морская тематика Архангельску близка. А у Бродского, считают режиссеры, морских образов не счесть. Его «Новый Жуль Верн» был написан в 1976 — после эмиграции. События в стихотворении схожи со знаменитым романом «20 тысяч лье под водой». Удалось ли вдохнуть в произведение новую жизнь — мнения зрителей разделились.


Карина Чемакина, зритель:


— Очень понравилось. Под эмоциями под большими. Очень неожиданно то, что такие песни в русском народном исполнении. Очень замечательно.


Елена Иванова, зритель:


— Я очень люблю Бродского. И эти «Антари Поморья», с моей точки зрения, просто неуместны. Сами по себе они хороши, прекрасно выступали артисты театра. Но смешать гармонь, Антари Поморья и Бродского — для меня это было… (кладет руку на грудь).


Марат Газеев, зритель:


— Достаточно интересно. Я даже не ожидал такого эффекта.


Волны и рифы, корабли, письмо в бутылке — оживут ли снова на сцене эти образы, пока режиссеры держат в тайне. Ведь синтез стихов и русского рока — формат новый и для зрителя, и для тех, кто пел Цоя в народной манере.

Мария Воробьёва

Новости