Сайт работает в тестовом режиме. Доступна старая версия.

Уникальные предметы старины из поморской глубинки представили на московской выставке «Век ради вечного»

Выставка посвящена 100-летию Всероссийского реставрационного центра Грабаря. В экспозицию вошли полторы сотни экспонатов из различных музеев страны. Наиболее выдающийся памятник искусства — расписные небеса из Кенозерья.

На здании Всероссийского художественного научно-реставрационного центра имени академика Грабаря новенькая с золотым отливом вывеска учреждения. Об этом позаботились к юбилейной дате. Центр отмечает своё столетие! По инициативе известного художника и историка искусства Игоря Грабаря в 1918 была основана школа отечественной научной реставрации.

Дмитрий Сергеев, генеральный директор ВХНРЦ им. академика И. Э. Грабаря:

— Наш праздник заключается в том, что мы сегодня открываем наши следующие 100 лет.

Ключевым событием в программе празднований — масштабная выставка «Век ради вечного». Традицию публичного показа результатов реставрации заложил сам Игорь Эммануилович. На этот раз в экспозиции — около 150 экспонатов из полусотни музеев страны, которые были отреставрированы в разные годы. Здесь представлены и работы специалистов Архангельского филиала центра. А также уникальные предметы музейного объединения «Художественная культура Русского Севера». Среди наиболее выдающихся памятников искусства, представленных на престижной выставке, называют расписные «небеса» 18-го столетия из музейного фонда Кенозерского национального парка. «Небо» — деревянный свод часовни Тихвинской Божией матери деревни Хвалинской, что на Каргополье. Сюжет росписи — благословляющий Саваоф — это одно из имен Бога в Священном Писании. Он в окружении херувимов и символов евангелистов.

Александр Горматюк, заведующий научно-реставрационной мастерской А. Овчинникова ВХНРЦ имени академика И. Э. Грабаря:

— Меня поразили конечно лики отдельные, пускай от некоторых ликов сохранилась часть лица, глаз, губы, но всё равно прочитывалось, что каждый лик глубоко индивидуален.

Александр Горматюк реставрировал кенозерское небо. Были использованы самые современные материалы и методы. Деревянный памятник, по словам специалиста, находился в плачевном состоянии. В советское время роспись забелили. Когда в 70-е годы побелку удалили, то существенно повредили красочный слой. А часть древесины вообще стала трухой, — результат «работы» жука-точильщика.

— Это как раз тот жук точильщик морозоустойчивый, не боится морозов.

Анна Анциферова, главный хранитель музейных фондов Кенозерского национального парка:

— Возникла угроза всей музейной коллекции кенозерских небес, поэтому действительно ради спасения не только этого неба, но и всего собрания кенозерских небес, необходимо было срочно принять решение о реставрации этого неба.

Надо сказать, что кенозерские небеса уже не в первый раз представлены в выставочном центре Грабаря. В 2010 после реставрации демонстрировалось небо из Никольской часовни деревни Усть-Поча. Памятник успели вывезти до страшного пожара, случившийся летом того года. Пострадали десятки экспонатов. До сих пор специалисты устраняют последствия ЧП. Сергей Субочев — реставратор высшей категории центра, кстати котлошанин, тогда уже завершал работу над фрагментами иконостаса Вологодского кремля. И вот пришлось всё начинать заново, — спасать обгоревший памятник.

— Представляете это 1600 год. Тут конечно и наслоение времени и наслоение живописи. Здесь иконки были в этих местах. Иконки сохранились.

Сейчас на реставрации находятся ещё два иконописных произведения Каргополья 18 века. Над ними «колдует» старейший мастер один из ведущих художников — реставраторов центра Адольф Овчинников.

— Я выбираю, что мне нравится. Если вещь не нравится, я её делать не буду.

На выставке «Век ради вечного» специалисты оценили работу реставраторов кенозерского неба, которая заняла почти два года. По их мнению, коллеги достойно справились с очень трудной задачей.

Лидия Евсеева, ведущий научный сотрудник музея древнерусской культуры имени А. Рублёва, Москва:

— Мне нравится там подлинное личико есть, — они его сохранили, другие, к сожалению, пострадали. Как бы в неком тумане, но они их и не выписывали, не переписывали. И вот эта туманность оно тоже что-то прибавляет, такая прозрачность небесная. Небо всегда загадка.

Тайной окутано пока и имя автора, который не подписал небо. Среди предположений, — это был мастер с академической школой, хорошо знавший западноевропейское искусство. Возможно даже итальянец и работал он вместе с подмастерьем. В следующем году спасенный шедевр вернётся домой в музейный фонд Кенозерского парка.

Новости